daddycat (daddycat) wrote,
daddycat
daddycat

Когда американцы еще были хорошими парнями... и не только парнями ;)))

Сам бы я вовек не опубликовал куска из недописанного текста (тем более, скорее служащего для сброса общего негатива в конструктив), но двое уважаемых мной людей сказали, что именно сейчас его обнародование было бы очень к месту. Спорить с ними я не стал, поэтому...

Spring 1947, Europe

...Штурмовой трал М11 был разработан на основе проекта Абердинского арсенала Т10 путем облегчения дисков колес, упразднения механизма их очистки, снабжения броневариантом нижней стрелковой точки Сперри или Бендикс и перевооружения 155мм казнозарядным минометом Т36. Мог нести подрывные заряды на основе тысячефунтовых авиабомб.



...Все началось с призыва тысяча девятьсот сорок шестого года, когда на знаменитом плакате We can do it косынку сменила каска, а синий рабочий комбинезон оливковая униформа.

Колонна пленных была небольшой, человек тридцать, в сопровождении всего лишь одного солдата, бредущего не менее уныло, чем его подопечные. Проходя мимо стальных чудовищ высотой в дом, немцы старались сжаться и сгорбиться, сделавшись как можно незаметнее. Это им не помогло, когда на башню «Чикагской Розы» вылезла и уселась в обнимку с зенитным пулеметом Эсфирь.
-- Что-то они у тебя снулые! -- крикнула она своим низким, хрипловатым голосом конвоиру. -- Ничего, сейчас развеселятся...
После чего добавила на немецком, или очень похожим на немецкий языке еще пару фраз. Пленные разом встали и испуганно сгрудились, осторожно задирая головы в поиске источника знакомых звуков. Солдатик мог лишь топтаться вместе с ними, обалдело разевая рот и не зная, чего еще ждать.
Во всяком случае, бережно извлеченной из башенного люка скрипки в потертом футляре не ожидал ни он сам, ни без того изрядно перепуганные немцы. Потратив на настройку с дюжину секунд, еврейка объявила.
-- Дама предлагает господам сплясать! -- и повторила то же самое на своем недонемецком, сыграв несколько первых тактов развеселого «Ребе Элимелеха».
Несколько нот оказали на пленных поистине волшебное воздействие. Большинство скорчились и сгорбились еще больше, а один, прежде ничем неприметный, такой же грязный и помятый, напротив, выпрямился во весь рост. Сверкая глазами, он проорал что-то по-своему и вытянул руку в нацистском приветствии. Замолкнув, мужчина принялся было победно озираться по сторонам, но его триумф продлился недолго.
Грохнул выстрел кольта, будто ниоткуда возникшего в мигом освободившейся от смычка руке Фирри и немец свалился, где стоял. Осторожно пристроив скрипку позади себя, она убрала пистолет и развернула на пленных турель с крупнокалиберным пулеметом. Очередь взметнула ряд фонтанов грязи у них под ногами, заставив мужчин запрыгать, словно зайцы. Конвоир тоже отскочил, прикрываясь винтовкой и вжимая голову в плечи.
-- Кто еще тут не станет танцевать под жидовскую скрипку? -- заорала женщина на обоих языках вперемешку, вновь берясь за нежный инструмент.
На сей раз несогласных не нашлось. Опасливо отошедший в сторонку солдат и собравшиеся на шум штурмсаперши и то едва удерживались от того, чтобы не пуститься в пляс. Не от страха, а потому, что играла еврейка просто замечательно, да и мелодии своего народа подбирала на редкость задорные. Дьявол в нее вселился или дух самого Паганини, но почти полчаса скрипка захлебывалась в совершенно безумном темпе, словно празднуя ведьмовскую свадьбу.
Наконец резкие, отрывистые звуки стали сливаться в хаос и какофонию, теряя все остатки смысла. Разразившись под конец истошным воплем струн, напоминавшим звук падения снаряда, скрипка умолкла, чтобы исчезнуть в своем футляре. Мрачная, как смерть Эсфирь вновь взялась за рукоятки пулемета со словами «Пора все это закончить»...
Но вместо грохота выстрелов прозвучал лишь отчетливо слышимый в наступившей тишине сухой щелчок бойка. Заряжающая «Чикагской Розы», тихая и всегда спокойная Гленда, ухитрилась незаметно выташить из пулемета ленту, а из кобуры командирши кольт. Так толком ничего и не понявшие немцы, видя направленный на них ствол, все одно попадали в грязь, словно марионетки с обрезанными нитками.
Отчаявшись поднять их, конвоир попытался было спросить за непорядок с виновницы произошедшего, вякнув «Вы бы полегче, мисс...» Но та уже ничего не видела и не слышала, уронив голову на казенник пулемета и содрогаясь в немых рыданиях. Обнявшая подругу за плечи Глен шептала что-то неразличимо-утешительное, в ответ получая раз за разом лишь одно.
-- Ты не представляешь, что они с нашими делают... Что делают...
Миновав огнестрельную и музыкальную стадию, истерика долго и тяжело затихала в бесслезном плаче. Давно убрались чуть ли не на карачках доведенные до нервного и физического изнеможения пленные, труп нациста оттащили с глаз долой подальше, а Эсфирь все всхлипывала. Только начавшийся дождь помог заряжающей затащить ту внутрь машины, если не прекратив, то хотя бы скрыв нескончаемый срыв от окружающих.



Вот такая Real girls-und-panzer story...
Tags: котдыбр, котошизия, ретрогерлз
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments