Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Бог шельму метит

Второго мая я не смог по состоянию здоровья опубликовать традиционный поминальный пост -- просто пролежал весь день, не подходя к компьютеру. В итоге некоторое время переживал, что это может быть воспринято сетевыми пособниками нацистов, лицемерно заявляющих с 2014г, что требование правосудия "перегорит через полгодика в апатию и депрессию", как отступление от твердой позиции по вопросу преступности нынешнего украинского режима. К счастью, ситуация предоставила мне сегодня возможность еще раз гласно утвердиться в непримиримости к убийцам и их пособникам.

Сегодня произошел размен пленных особого масштаба. Настоящую преступницу, убийцу и садистку выпустили из тюрьмы в обмен на двоих добровольцев, отправившихся защищать мирных жителей Донбасса от таких, как она. Против них на пустом месте срочно сфабриковали дела, чтобы раздуть масштаб и ценность "обменного фонда".

С нашей стороны все оформлено не без изящества -- через прошение о помиловании от родственников жертв украинской фашистки.

Однако всем и всегда следует помнить, что помилование -- не прощение. А прощения убийце, садистке, нацистке Надежде Савченко нет и не будет. Наказание не отменено, оно только отсрочено. Если не до падения преступного украинского режима, к которому преступница наверняка накопит новых прегрешений, то до посмертного суда. И уж от него она не уйдет.

Непраздник.

Со второго мая прошлого года, разделившего жизнь надвое, на довоенную и военную ее половины, прошел ровно год. Это повод подвести кое-какие итоги и довести их до общего сведения в очередной раз. Хотелось бы в последний, но зарекаться, зная дьявольские таланты украинских провокаторов, увы, не приходится. Collapse )
Этот день никогда не будут отмечать. Только проклинать -- его и нацистских убийц с их сетевыми пособниками, сделавших этот день памятным. Навсегда.

Почему это моя война.

Этим летом я надеялся закрыть для себя тему Украины последним, взвешенным и обдуманным постом. Он и сейчас пишется, и будет в свое время опубликован. Но некие события последних дней заставили изменить это намерение и для начала Collapse )

Авторское право и самоуважение.

В свое время, уступив просьбе Александра Сидоровича, я попросил у Сергея Лукьяненко по старому, с 1989г, знакомству рекомендацию для своей первой книги. Он согласился это сделать -- краткий и выразительный результат, уместившийся в одну строку, можно наблюдать на обороте титульного листа «Собачьего Глаза».
На основании этого с тех пор я не считал себя вправе публично противоречить взглядам, выражаемым Сергеем в его блогах и при личном общении, и стремился обходиться с ним как можно бережнее. Но бесконечно расплачиваться терпимостью за собственную уступчивость издателю, за одну-единственную благожелательную строчку, оказалось невозможно.

Прежде всего, после вот этой приписки к опубликованном в его ЖЖ «Открытому письму русских и русскоязычных писателей»:

P.S. Любые споры, которые попытаются развязать здесь "пираты", "копилефтчики", "сетевые библиотекари", "сторонники свободного распространения информации" и прочие разновидности ворья будут заканчиваться быстрым и безжалостным баном. Любые комменты, которые покажутся мне хоть в малой степени провокационными и оправдывающими ворье открыты не будут, а их авторы будут забанены.

Моя позиция в отношении вопроса достаточно широко известна, но на всякий случай приведу ее здесь:

Я по своей сути наемный работник -- не предприниматель и не руководитель ни в коем случае.

И именно поэтому не признаю понятия авторского права. Оплатить мой труд единократно обязан тот, кто желает использовать его коммерческим образом, то есть для увеличения своего материального благосостояния. Потребление же результатов моего труда коммерческим не является, так как на материальное благосостояние потребителя не влияет. Этот процесс до, после или помимо коммерческого воспроизведения меня не касается и не волнует.

Мои обязательства перед коммерческим пользователем моего труда применительно к вопросу сводится к тому, чтобы не предоставлять в оговоренный срок его результаты иным коммерческим пользователям и не организовывать лично его массового некоммерческого воспроизведения. Что я и исполняю.

На собственно процесс труда эти коммерческие взаимоотношения влияют очень мало. По крайней мере, в литературной области. На основании семилетнего опыта могу сказать, что лучше всего создание текста идет при наличии иного, необременительного источника средств существования. Когда сам распоряжаешься своим временем, деля полновесные рабочие дни между текущей работой и текстом.
Замыслы появляются неконтролируемо, без всякой стимуляции по нескольку в год. К превращению их в развернутый тест ведет либо личная заинтересованность, либо заинтересованность значимого личного окружения. По завершении текст может быть предложен для коммерческого использования. При отсутствии такового он свободно распространяется.

Опыт заказной работы с текстом имею -- перевод книги, причем из категории "специализированной нудятины", хотя и с явным приключенческим ароматом. Это не мешает мне считать перевод лучшим видом отдыха от работы с графикой, и сдав очередной пакет дизайнерского заказа, оттягиваться на статьях о японской уличной моде или субтитрах к экзотическим фильмам.


Таким образом, своим выступлением Сергей называет лично меня ворьем, провокатором и защитником ворья. С чем я смириться уже не могу и отвечаю так же прямо --

СЕРГЕЙ, А ПОШЕЛ ТЫ НА ХУЙ.

А если он повторит подобное мне в лицо -- дам в морду.

Так что, барин Сереженька, иди-ка к Никитке-процентщику дружбу водить. Он тебя заодно и научит, как мордоворотов нанимать, чтоб всех, кому твоя рожа не нравится, подальше держать. А мне без охранничков не попадайся.